Новости - Ока-инфо - «В Серпухове ситуация гораздо хуже, чем в Волоколамске»

«В Серпухове ситуация гораздо хуже, чем в Волоколамске»

01.04.2018 в 16:12 4012 Марина Овсянкина
«В Серпухове ситуация гораздо хуже, чем в Волоколамске»

Такое откровение прозвучало из уст чиновника минэкологии Михаила Сылки, а мэр Волоколамска Петр Лазарев поведал: местные бабы успели оттаскать губернатора за волосы.

На Лесную? Нет, спасибо!

Наш визит в Волоколамск, начавшийся со знакомства с девочкой Таней, ставшей неофициальным символом народного сопротивления, продолжился посещением полигона «Ядрово». В эпицентр всех здешних бед нас любезно согласились проводить наши новые знакомые, предварительно снабдив тканевыми респираторами, которые, как мы поняли, имеются во многих местных семьях. Оказалось, что до пиков «Ядрова» от дома Тани – не более пяти минут на машине, от центра города – еще меньше. На полпути из окна едущей прямо перед нами машины Таниной мамы высунулась рука с респиратором – пора, мол, надевать. Но мы решили насладиться экскурсией в полной мере и пренебрегли техникой безопасности, резонно рассудив, что нас, ежедневно дышащих зловонием серпуховских полигонов, не так-то просто смутить.

Возле ворот, ведущих в Волоколамский ад, дежурит полицейская машина и двое грустных молодых полисменов. Узнаем, как служба, не мутит ли от, так сказать, обязанностей.

— Сейчас ничего, ветер в другую сторону, а вот по вечерам.... – доверительно делится страж порядка, скривив лицо.

— Танюшка наша в детстве тоже хотела в полиции служить, – делится Татьяна. – А я ей говорю сейчас: нет, это не для тебя, смотри, что полиция по приказу с людьми делает. Тогда, говорит, следователем буду. Господи! А я ей советую корреспондентом, она б справилась.

На территорию кого попало не пускают, но, на наше счастье, нас сопровождает Таня в своем незабываемом розовом комплекте. Проходим в ворота. Что ж, по сравнению с «Лесной», которое, как вы понимаете, неизбежно, здесь все не так уж запущенно. К полигону ведет чистая ровная асфальтовая дорога, а не то месиво, в котором утопают сотрудники полигона ТБО в Большевике. Запах – есть, и он немного другой, непривычный. Так пахнет овощной склад с гнилой картошкой и капустой. Откуда ни возьмись появляется приветливый мужчина, непохожий на рабочего свалки:

— Танюшка, а я как раз хотел с тобой поговорить! – обнимает розовую курточку и вопросительно смотрит на нас.

— Это вот как раз Михаил, заместитель Когана, который нас в Голландию зовет, – шепчет, насколько это возможно при ее твердом голосе, старшая Татьяна.

Михаил Иванович Сылка! Какая удача! Мы и не чаяли вот так, без беготни и согласований, заполучить на интервью второе лицо экологического ведомства региона. Объясняем, откуда и зачем пожаловали – свалка, мол, у нас, вроде этой, если вдруг вы не в курсе...

— У вас все гораздо хуже, чем здесь! – выдает собеседник. Переспрашиваем, вдруг слух подвел. Все так, наш полигон ТБО «Лесная» по меркам эколога – гораздо более проблемное место, чем «Ядрово». И тем не менее, «Ядрово» рекультивируют, а на «Лесную» завозят по 3 тысячи тонн отходов в сутки. Чем именно у нас хуже, Сылка сказать не может, так как на «Лесной» пока не бывал. Пользуясь случаем, приглашаем в гости.

— Нет-нет, мне этой хватает! – чуть не машет руками Михаил Иванович и, резко вспомнив про свое дело, увлекает двух Татьян в палатку администрации. Кстати, потом, когда нам удалось немного пообщаться с активистами антисвалочного движения, о Сылке мы слышали только хорошие отзывы. Мол, мужик он адекватный и дельный, не то что его начальство, людей не кошмарит, пытается помочь в меру возможностей. Может, и нам не хватает такого вот Сылки, который крутится на полигоне и дышит его вонью, а не приезжает с кортежем, чтобы сказать заготовленные слова на камеру.

«Легко сидеть на месте и стричь купоны»

Чтобы вернуться в город с полигона, нужно развернуться, поэтому мы проезжаем чуть дальше, в деревню Ядрово. Притормаживаем у таблички, чтобы сделать фото – и вот тут только осознаем, что переживали волоколамцы все эти недели. Плотный гнилостный запах стоит в воздухе почти осязаемо, деревня с ладными домиками, палисадниками, собачьими будками кажется вымершей. Что бы сейчас ни делали на полигоне, дышать нормально здесь смогут не скоро.

Теперь путь лежит в исторический центр города, где расположено здание администрации. До него от Ядрова мы добрались еще быстрее, чем ехали туда. Действительно, Волоколамск – очень компактен, при этом не лишен своего очарования, которое порой граничит с запущенностью. Не покидает ощущение, что этот самобытный город с живописными храмами, удивительным холмистым ландшафтом, соборной горой в последнее время использовали как большую урну для восточного Подмосковья. Потому что 20 тысяч жителей, что проживают на этих тихих улицах, не смогли бы навалить подобную мусорную Джомолунгму и за 200 лет. Каким же цинизмом обладают люди, принимающие решение о том, что под боком у маленького городка должна вырасти огромная свалка...

В таких нерадостных рассуждениях вслух и про себя добрались до здания городской администрации. В политической системе Волоколамского района все с точностью до наоборот, нежели у нас. Мэр города Петр Лазарев является местным жителем и избран голосованием. А вот уже бывший глава района Евгений Гаврилов, лишившийся своего поста после волнений 21 марта – назначенец губернатора, человек пришлый. Сейчас на его место в качестве врио Воробьев усадил еще одного «пришельца» – бывшего мэра Лосино-Петровского Андрея Вихарева. Мы же по выщербленной лестнице поднимаемся в скромный кабинет Петра Лазарева. Мэр уже давал нашему изданию интервью, в котором признался, что его, как и всех жителей, очень беспокоит проблема полигона «Ядрово», и в любых ситуациях он будет на стороне местного населения.

В первую очередь выражаем голове удивление гражданским духом волоколамцев. Это же надо – закидать самого губернатора снежками!

— Это еще не все! – понижает голос Петр Алексеевич. – Наши бабы его за волосы оттаскали. Только это никуда не попало.

В кабинете, помимо нас и мэра, находится еще один человек – Антон Хлынов, руководитель группы общественного мониторинга по вопросам экологии Общероссийского народного фронта. За чаем обмениваемся мыслями по проблеме, но сначала Хлынов аккуратно узнает, какого мнения мы о политике Когана. Узнав, утвердительно кивает.

— Проблема в чем.... Допустим, мы накопили эти проблемы, может и не Коган даже, и не Воробьев, а их предшественники. Но и они систему не изменили, как не было так и нет системного подхода, нет взаимодействия с экспертами, с гражданами, все вопросы решаются ради чьего-то кармана. И даже по вопросу размещения новых полигонов, они идут по тому же пути. Как нужно места выбирать? Выкупите землю, выплатите людям компенсацию. Они же что говорят? Здесь же уже есть свалка, давайте дальше ее использовать. Вы что, идиоты? Это идиотический подход! Почему воняет? Да потому что у каждого такого места есть ресурс, и они его уже исчерпали. Когда здесь была маленькая свалочка, ее влияние не ощущалось, но они превратили ее в региональную. А почему? Легко сидеть на месте и стричь купоны со свалочки, – констатирует активист.

Петр Алексеевич в свою очередь поделился новостью – новый врио главы района пригласил его на должность своего первого заместителя.

— Я откажусь, – твердо заявил мэр. – Город не брошу, я здесь избранный глава. Меня не просто каждый человек знает, но и каждая собака. Я пока на работу иду, каждый второй останавливает, делится новостями, проблемами. Думаю, наверху сейчас две задачи: успокоить волнения по поводу свалки, а потом перелицевать город и район в городской округ. Пока я здесь, этот вопрос однозначно не пройдет.

Слушаешь спокойную мужскую речь Петра Алексеевича и становится немного страшно за него. А с другой стороны, чертовски приятно, что еще есть в кабинетах люди, которые, не отгораживаясь пресс-службами, высказывают свою точку зрения, пусть она приятна не всем.

Уже на выходе из администрации мы столкнулись с небольшой группой мужчин. Спросили о текущей ситуации в городе – оказалось, попали в «яблочко». Перед нами стояли активисты волоколамского сопротивления – простые местные парни лет 30 с небольшим. На риторический вопрос «Откуда вы, такие смелые и решительные, взялись?» серьезно отвечали, мол, как дышать нечем стало, как дети начали жаловаться на тошноту – так и решительность появилась. Митинги – это лишь верхняя часть того айсберга работы, который проделывают волоколамцы. Постоянный мониторинг воздуха в разных частях района, общение с правозащитными и экологическими организациями, обследование окрестностей Ядрова, местных водоемов, в том числе речки Городни, которая впадает в Москву, – вот чем заполнен досуг настоящих патриотов своего края. Что из этого выйдет – покажет время, но задыхаться, опустив руки, тут точно не намерены.

ТОПЫ НОВОСТЕЙ

ВНИМАНИЕ! ОПРОС!

Знаете ли вы слова гимна Подмосковья?
Да, знаю
23
Только припев
7
Нет, не знаю
177
У Подмосковья есть гимн?
424