Новости - Общество - Данил Беглец: о колонии, травле, Шестуне и коронавирусе

Данил Беглец: о колонии, травле, Шестуне и коронавирусе

19.11.2020 в 15:45 4100 Дмитрий Зорин
Данил Беглец: о колонии, травле, Шестуне и коронавирусе

Фигурант «Московского дела» после освобождения дал интервью порталу «OKA.FM».

В начале ноябре один из фигурантов так называемого «Московского дела» Данил Беглец вышел на свободу по решению Мценского суда Орловской области. Было удовлетворено его ходатайство о досрочном освобождении.

Беглецу вменяли применение насилия против представителя власти во время московских митингов против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму в 2019 году. Он потянул за руку полицейского, задерживавшего протестующих. На судебном заседании Беглец заявил что не участвовал в протестной акции, а на улице ждал своего партнера по бизнесу. Но увидев жесткие действия силовиков «не смог смотреть на это спокойно и удержал руку полицейского от удара по голове парня». В общей сложности Беглец провел за решеткой 14 месяцев. 

О своем освобождении и времени, проведенном в колонии №7 Орловской области, Данил Беглец рассказал журналистам портала «OKA.FM».

- Правильно ли я понимаю, что вы не особо рассчитывали на условно-досрочное освобождение, с учетом того, что накануне во Мценской колонии-поселении устроили настоящую акцию протеста?

Начну с того, что хотел бы поблагодарить всех, кто поддерживал меня все последние месяцы, всех, кто болел за мою семью. Это слова от чистого сердца.

Что касается вашего вопроса, то да, имело место такое быть. Но это вынужденная мера, к которой меня подтолкнули действия администрации колонии, я и ребята, которые меня поддержали, уже не знали, как добиться справедливости. Нас никто не хотел слушать и слышать. Это был край. Мы боролись за то, чтобы наши права на труд и отдых были соблюдены. 

Ранее в колонии заключенные не работали по субботам и воскресеньям. А потом, без всякого предупреждения администрация бросила на стол кипу бумаг, мол распишитесь: вы все будете теперь работать на швейном производстве и по субботам. Там такая ситуация всегда прокатывала, у них [администрации колонии] есть свои рычаги давления, например, «через массу», «хозбанду» [работающих на обслуживании – слесаря, повара и т.д.], которые могут повлиять на других осужденных. Руководство колонии не привыкло получать отказ. 

Учитывая то, что я не кушаю свинину и в субботу физически не работаю, то обратился в администрацию колонии, изложил свою позицию. Мне начали говорить, что по Правилам внутреннего распорядка я не могу не работать по субботам, а если не выйду, на меня составят рапорт. Я спорить не стал.

В тот день, когда принесли бумаги с требованием выходить работать по субботам, я встал при всех осужденных и заявил, что не выйду. Еще семеро ребят, которые находились рядом, тоже встали и объявили, что в субботу также не будут работать. После этого пришел один из руководителей учреждения и спросил: «Это ваше окончательное решение?». Мы подтвердили, он добавил: «Хорошо, главное, не будьте пиз...болами, и если с вами пообщаются другие люди [руководство ФСИН], не поменяйте своего мнения». На следующий день, в пятницу, началась «показательная порка». Во время построения нас семерых поставили в отдельный строй, а затем, когда все ушли работать, сначала провели так называемую профилактическую беседу. После этого один из ребят откололся от нас. Меня, в частности, стращали сперва Трудовым кодексом, затем винили в том, что государство кормит и я должен. Но я еще раз напомнил причину своего отказа и подтвердил, что в субботу не выйду не при каких условиях, даже если мне будет грозить ШИЗО.

Никаких вопросов больше не было, думал, что администрация примет адекватное решение, даже несмотря на слова руководителя учреждения о предстоящих «веселых выходных».

Вечером мы приходим с работы и выясняется, что надзиратели забрали телевизоры. В отряде ко мне подошли другие заключенные, с сарказмом говорят, мол поздравляем тебя и начинают обвинять в том, что лишились единственного развлечения.

Я подошел к одному из дежурных по колонии, чтобы решить этот вопрос, и сразу предупредил, что если ситуация не нормализуется, то буду вынужден выйти с матрасом к «белому дому» [зданию, где работает администрация колонии] и стану дожидаться надзорную прокуратуру из Москвы.

Вместо того, чтобы искать решение проблемы, я получил ответ: «Данил, если ты это сделаешь, я начну еще больше «крепить» людей [давить на других заключенных с целью воздействия на «бунтаря»]. У меня не осталось другого выхода: собрал свой матрас, одел теплые вещи, взял книги, ручки, тетрадь, написал плакат «Мы - не рабы!», вышел к «белому дому» и объявил голодовку, требуя приезда прокурора. Люди как увидели это, начали стягиваться, говорить слова поддержки, кто-то принес варежки, кто-то шапку, теплую воду. 

- Какой была реакция администрации колонии?

- Когда о произошедшем узнал руководитель учреждения, начался настоящий цирк. Я попросил ребят, которые меня поддерживали, разойтись, чтобы избежать обвинений в дезорганизации, саботаже и пр. Как только все разошлись, ко мне вышли представители колонии и начали пытаться говорить. Попросил их записывать нашу беседу на видеорегистратор, учитывая, что изначально со мной никто не хотел нормально разговаривать. Но они внезапно, прямо при мне, берут пару ребят, у которых нет близких-родных, адвокатов и поддержки на свободе, и говорят им: «теперь вы болеете кронавирусом, срочно забирайте матрасы и идите в дежурную часть». Затем их перевели в карантин. Имитация инфекции была сделана лишь для того, чтобы появилось основание закрыть колонию, чтобы никто не смог ко мне приехать. Со следующего дня были отменены «свиданки», запрещены передачки...

Потом мы подходили к окнам карантинного отделения, спрашивали у ребят, мол анализы-то хотя бы у них взяли. Они ответили, что ничего такого не было, как сидели, так и сидят. Эти действия администрации колонии казались очень смешными.

На следующий день приехало большое начальство. Я еще раз объяснил, что ранее в индивидуальном порядке подходил, пояснял религиозную причину невозможности работы в субботу, но меня не услышали и начали травлю.

Когда представители учреждения услышали, что я по таксофону звоню в Москву Анне Каретниковой [ведущий аналитик УФСИН России по городу Москве, в прошлом заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), большую часть жизни проводит в тюрьмах, добиваясь соблюдения прав заключенных], они сразу освободили мнимых больных... Все это было очень нелепо. 

- Это происходило задолго до суда по условно-досрочному освобождению (УДО)?

- Все случилось 17 октября, получается, за три дня до заседания по УДО. Ребята, конечно, говорили мне, мол, ты что, бессмертный, после этого тебе не будет никакого УДО. Я понимал, что мне осталось сидеть семь месяцев и что меня вряд ли отпустят, особенно с учетом отношения ко мне в колонии. Оно было очевидно предвзятым, например, мои просьбы вызвать врача игнорировались, как только я садился на спальное место, на меня составляли рапорт. [В российских колониях существует очень странное правило, запрещающее днем сидеть или спать на кровати. За несанкционированный отдых грозит дисциплинарное взыскание - серьезный инструмент давления на заключенных. Количество наказаний напрямую влияет на возможность осужденного выйти по УДО].

Я продолжил голодовку. Вскоре ко мне подошли представители администрации, попросили снять ее, обещали, что у меня все будет хорошо, что они не будут писать рапорты.

Неожиданность в суде состояла в том, что для осужденных из Мценской колонии-поселения УДО и 80-я статья Уголовного кодекса [смягчение наказания] практически не применяется. Последний раз в этой колонии заключенный условно-досрочно освободился где-то в 2017 или 2018 году (!), не знаю, что нужно сделать, чтобы там выйти по УДО. Я так понимаю, у руководства учреждения нет интереса, чтобы кто-то вышел, исправился. Люди там сидят с небольшими сроками, а на «промке» [швейном производстве при колонии] дефицит рабочих рук. Начальники кроме этой «промки» ничего не видят. Предполагаю, что в конце года они как-то отчитываются по результатам работы, получают за это премии, звездочки на погоны. Не знаю эту кухню, но я вот так это вижу. Для себя я решил, что лучше буду сидеть в ШИЗО, читать книги и заниматься саморазвитием, чем за три копейки работать и иметь конфликты.

- А каковы бытовые условия в колонии-поселении?

- Не скажу, что там все плохо. Ранее, находясь в СИЗО, я сидел в камерах, где не было окон зимой, где крысы, которых надо кормить, чтобы спокойно сходить в туалет. Во Мценске же они в этом году не подготовились к отопительному сезону, там что-то постоянно прорывало, были перебои с водой полтора месяца, соответственно с баней и чистым бельем тоже. Телевизоры - там главное развлечение. Кстати, после того, как их изъяли, вернули на следующий день. Местные старожилы были весьма удивлены.

- Расскажите две истории, которые в колонии вас приятно удивили и разочаровали.

- Я был под сильным впечатлением в тот день, когда вышел с плакатом к «белому дому». Эта колония, как говорят, в негласном рейтинге занимает второе место по строгости в России. Поэтому администрация делает все, чтобы разъединить, чтобы заключенные не были дружными, провоцирует их на конфликты. А когда я вышел на эту акцию, люди, основная масса, настолько сильно и быстро объединились. Очень поддерживали, даже номер телефона моего брали. Я не ожидал, что столько народа меня поддержит. Впечатлен до сих пор. И другая ситуация, обратная сторона медали. В колонии я увидел, что человек за сигарету готов тебя продать или сдать. Может продать свои ценности, убеждения. Я не говорю про всех. Для меня это было очень удивительно. Особенно много таких ребят оказалось в «хозбанде», меня об этом предупреждали, но я не верил. Убедился.

- Люди, которые знали вашу историю, писали вам?

- Получил очень много писем, они приходили со всей России, из Америки, Швеции, Дании, Израиля со словами поддержки. Это меня очень вдохновляло, особенно в минуты отчаяния. Их слова помогали морально, открывали второе дыхание. Всем благодарен.

- Сейчас, находясь на свободе, следите за политическими делами?

- Да, я слежу активно за «Новым величием», за ребятами по делу «212», за делом бывшего главы Серпуховского района Александра Шестуна. Когда-то маме показывал ролик его видеообращения. Некоторое время назад в судах мама встретила Юлию Шестун, сказала, что знает ее. Она спросила: «Откуда?», мама рассказала, мол сын раньше приходил на обед и включал видео, следил активно за судьбой Александра Шестуна, читаю про него, интересуюсь, что с ним происходит... 

- Чем вы занимаетесь сейчас, выйдя из-за решетки?

- Стараюсь наладить свой быт, работу найти. Как известно, из бизнеса меня «выписали», а двух детей кормить надо.

- Вы были арестованы еще до начала пандемии, оказавшись на свободе, увидели изменения в стране?

- На мой взгляд, особых изменений не произошло. Мне в колонию приходило много информации, и я думал, что здесь уже совершенно другая реальность, но кардинально - нет. Да, вижу изменения в худшую сторону в экономическом плане, масочный режим.

- Из-за пандемии сложнее найти работу? 

- Я, если честно, по найму никогда не работал, поэтому мне тяжело сказать. Но одно точно знаю: многие мои друзья и знакомые остались без работы, были сокращены или потеряли часть заработка, кто-то разорился. Естественно, в этом плане коронавирус сильно повлиял. Но у кого-то, может, идет рост, кто-то зарабатывает на пандемии, как в 90-е было: кто-то на хлеб еле собирал, а кто-то миллиардером стал. Но денег не стало меньше, потоки просто перераспределились...

Читайте также

Каринна Москаленко: «Приговор Шестуну — расправа и жестокость, граничащая с варварством»
Каринна Москаленко: «Приговор Шестуну — расправа и жестокость, граничащая с варварством» Юрист, специализирующийся на делах в ЕСПЧ, озвучила свою позицию по делу экс-главы Серпуховского района.
30.12.2020
Лев Пономарев: «Шестун первым в России совершил такой выпад против власти»
Лев Пономарев: «Шестун первым в России совершил такой выпад против власти» Известный правозащитник высказался относительно резонансного приговора Александру Шестуну.
29.12.2020
«Дичь и мрак даже по меркам сегодняшней России»
«Дичь и мрак даже по меркам сегодняшней России» Юлия Галямина — о приговоре Шестуну.
26.12.2020
Шестуну дали 15 лет строгого режима
Шестуну дали 15 лет строгого режима Для бывшего главы Серпуховского района это, по сути, смертный приговор.
25.12.2020
Шестун. Приговор. День 4
Шестун. Приговор. День 4 В Подольском городском суде продолжают зачитывать решение суда по делу экс-главы Серпуховского района.
24.12.2020
Объявлено о дате вынесения приговора Александру Шестуну
Объявлено о дате вынесения приговора Александру Шестуну Слушания по этому делу проходят в Подольском городском суде.
23.12.2020
Шестун. Приговор. День 3
Шестун. Приговор. День 3 В Подольске продолжают зачитывать решение суда по делу экс-главы Серпуховского района.
23.12.2020
Работает ли гипноз? О гипнозе без танцев с бубнами
Работает ли гипноз? О гипнозе без танцев с бубнами Интервью с известным московским психологом и гипнотерапевтом Геннадием Ивановым.
22.12.2020
Шестун. Приговор. День 2
Шестун. Приговор. День 2 В Подольском суде продолжается вынесение приговора экс-главе Серпуховского района.
22.12.2020
Шестун. Приговор
Шестун. Приговор Сегодня Подольский городской суд огласит вердикт.
21.12.2020
В МХГ надеются, что о деле Шестуна доложат на сессии ООН
В МХГ надеются, что о деле Шестуна доложат на сессии ООН Ситуация, связанная с экс-главой Серпуховского района вышла на межгосударственный уровень.
20.12.2020
Правозащитники говорят, что в деле Шестуна нарушен принцип презумпции невиновности
Правозащитники говорят, что в деле Шестуна нарушен принцип презумпции невиновности С таким заявлением сегодня выступили в «Московской Хельсинской группе».
18.12.2020
Геннадий Гудков: «То, что делают с Александром Шестуном - это убийство»
Геннадий Гудков: «То, что делают с Александром Шестуном - это убийство» Политик, полковник ФСБ в отставке - о конфликте главы Серпуховского района с силовиками и его последствиях.
16.12.2020
Димитрий Першин: «Присоединяю свой голос к тому, что сказал Николай Сванидзе президенту Путину о Шестуне».
Димитрий Першин: «Присоединяю свой голос к тому, что сказал Николай Сванидзе президенту Путину о Шестуне». Иеромонах РПЦ назвал гонителями тех, кто преследует экс-главу Серпуховского, призвав молиться него и его семью.
15.12.2020
Сергей Бабурин: «Все это больше похоже на показательное наказание»
Сергей Бабурин: «Все это больше похоже на показательное наказание» Политик и маститый юрист - о требовании Генпрокуратуры засадить Александра Шестуна в тюрьму на 20 лет.
11.12.2020
Семья Шестуна выпустила видеообращение
Семья Шестуна выпустила видеообращение Они говорят о давлении, политическом преследовании и людоедском сроке, запрошенном прокуратурой.
09.12.2020
Ева Меркачева: «Срок такой, будто Александр Шестун - горец, а не человек»
Ева Меркачева: «Срок такой, будто Александр Шестун - горец, а не человек» Известную правозащитницу озадачило требование Генпрокуратуры посадить экс-главу Серпуховского района на 20 лет.
09.12.2020
Наталья Захарова: «Мне безумно жаль Александра Шестуна»
Наталья Захарова: «Мне безумно жаль Александра Шестуна» Актриса и правозащитница - о своем отношении к экс-главе Серпуховского района.
08.12.2020

ТОПЫ НОВОСТЕЙ

ВНИМАНИЕ! ОПРОС!

Приходилось ли вам на Крещение окунаться в прорубь?
Да
79
Нет
93
В этом году попробую
6
И даже не планирую
105